О морских звёздах и солнечных лучах


Итак, мы рассмотрели основные приёмы терапевтического использования музыки. Конечно, это лишь очень поверхностный обзор базовых приёмов и возможностей музыкального волонтёрства, но это те “рабочие инструменты”, которыми можно с уверенностью пользоваться, зная, что несколько поколений музыкальных терапевтов уже опробовало их и проверило их эффективность.

Возможно, после прочтения этой книги у вас сложилось впечатление, что терапевтическое применение музыки – это непростое и энергозатратное дело. Это, действительно, так. Качественная и эффективная работа музыканта-волонтёра требует полной мобилизации физических, ментальных, эмоциональных и духовных усилий. Ему приходится, что называется, “выкладываться на все сто”, по полной. Часто, особенно на начальных этапах работы, каждый “поход” к благополучателю оставляет волонтёра не столько с ощущением радости от произошедшей Встречи и выполненного доброго дела, сколько с ощущением растерянности (“Разве можно помочь всем?”), физической и эмоциональной усталости, собственной некомпетентности (“Можно ведь было по-другому, лучше, а я!..”). Иногда эти ощущения становятся насколько сильными, что волонтёр теряет интерес к своей деятельности и решает, что волонтёрство – занятие не для него.

Если вы интересуетесь вопросами волонтёрства, то, возможно, вы уже встречались с термином "выгорание". Если у вас уже есть опыт работы в музыкальном волонтёрстве и, особенно, если этот опыт включает прямой контакт с детьми, подростками или взрослыми из "социально незащищённых" групп, то вам может быть знакома и практическая сторона "выгорания": тот самый калейдоскоп чувств и ощущений, от физической и эмоциональной усталости до чувства безнадёжности, сомнения в собственных силах, ощущения собственной неадекватности, а порой и равнодушия и даже отвращения к волонтёрской деятельности. Не пугайтесь. Вы не одиноки.

Проблема эта не исключительно волонтёрская. Работники "помогающих" профессий (психолог, врач, социальный работник, педагог, доула, арт-терапевт, сиделка) также сталкиваются с так называемым "профессиональным выгоранием". Именно для этого существуют специальные группы поддержки, курсы, пособия и выездные семинары-каникулы ("retreats"), обучающие специалистов навыкам самопомощи ("self-care"). Как вы уже понимаете, речь здесь идёт не о помощи в медицинском смысле, а о необходимой заботе о себе, о психофизиологической профилактике. Тот, кто помогает другим, должен научиться распознавать и удовлетворять свои основные потребности.

Помните правила безопасности в самолёте? При разгерметизации кабины, кислородной маской нужно обеспечить, в первую очередь, себя, и только после этого – тех, кто не может позаботиться о себе сам (детей, людей с ограниченными возможностями). Так сложилось, что в русской культуре забота о себе, как правило, считается проявлением "эгоизма", чем-то почти стыдным. Особенно часто такое отношение встречается как раз среди тех, кому забота о себе нужна в первую очередь: у хороших педагогов и врачей, у родственников, ухаживающих за тяжелобольными, и у волонтёров. Они много и продуктивно работают, отдают своё время, свои силы, своё тепло ближним, искренне переживают за них, жертвуют своим личным временем, спокойствием, здоровьем, но при этом забывают о себе, или считают неправильным тратить время и деньги на себя, брать отпуск, отдыхать: ведь стольким ещё нужно помочь! Но рано или поздно силы истощаются, накапливается недосып, усталость, негативные эмоции – и организм начинает защищать жизнь в себе единственным оставшимся способом: отстранением, снижением темпа, которые выражаются в усталости, равнодушии. Чтобы греть других своим внутренним теплом, нужно регулярно кормить свой внутренний огонь, подкладывать в него веточки, заботиться о нём, восполнять свой внутренний ресурс. Если вы из тех людей, которые о себе заботиться не привыкли, вам может быть полезно научиться думать об этом как о необходимом условии вашей работы, вашей волонтёрской “профпригодности”: если я не позабочусь о себе сейчас, я не смогу позаботиться о других потом.



Давайте же подумаем, что музыкальный волонтёр может предпринять для того, чтобы обеспечить и сохранить в себе этот ресурс.


Часто выгорание наступает от одного уже глубоко погружения в проблему, от осознания её масштаба. Как помочь всем? Как приходить к одному “подопечному” в ПНИ, зная, что за стеной – ещё несколько десятков людей, которым помощь нужна не меньше? Стоит ли, вообще, браться? Мы говорили о том, как важна для волонтёра организованность. Умение концентрироваться на поставленной задаче. Да, вылечить онкологических больных или радикально изменить ситуацию с детским сиротством и плачевным положением “ненужных” стариков в нашей стране вы не можете. Но в ваших силах сделать что-то (иногда очень многое) для вот этого конкретного человека. Это важно. Это значимо. Помните об этом.


Антрополог Лорен Эйсли рассказывает такую притчу.

Человек шел по берегу и вдруг увидел мальчика, который поднимал что-то с песка и бросал в море. Человек подошел ближе и увидел, что мальчик поднимает с песка морские здезды. Они окружали его со всех сторон. Казалось, на песке - миллионы морских звезд, берег был буквально усеян ими на много километров.
- Зачем ты бросаешь эти морские звезды в воду? - спросил человек, подходя ближе.
- Если они останутся на берегу до завтрашнего утра, когда начнется отлив, то погибнут, - ответил мальчик, не прекращая своего занятия.
- Но это просто глупо! - закричал человек. - Оглянись! Здесь миллионы морских звёзд, берег просто усеян ими. Твои попытки ничего не изменят.

Мальчик поднял следующую морскую звезду, на мгновение задумался, бросил ее в море и сказал:
- Нет, мои попытки изменят очень многое ... для этой звезды.



Делайте то, что в ваших силах, в той роли, в которой вы пришли в больницу, ДДИ, ПНИ, в дом престарелых. Качественно выполняйте свою работу. Если это возможно, появляйтесь регулярно, становясь для благополучателей психологической опорой, островком надёжности и тепла в часто хаотической и обезличенной повседневной реальности. Ведь если вы измените к лучшему жизнь даже одного только человека, это уже будет большим, важным делом.



Обязательно найдите возможность участвовать в супервизии (1). Если не после каждого посещения, то хотя бы раз в два-три месяца. Если не с ментром-супервизором, то хотя бы с другими волонтёрами. Рассказывайте о том, с чем вы столкнулись в социальном или медицинском учреждении (конечно, сохраняя при этом “право пациента на тайну”), просите совета. Крайне важно иметь возможность обсуждать, озвучивать свои чувства – как негативные, так и позитивные – по отношению к благополучателям и персоналу и получать психоэмоциональную поддержку. Отношения супервизии, как и любые тематические тренинги, курсы, семинары, книги – это прекрасное средство получить новый заряд вдохновения и свежий идей, всегда необходимых в работе музыканта-волонтёра.

Что ещё? Не пренебрегайте правилами личной безопасности (2): ситуации бывают разные, и вовсе не обязательно рисковать здоровьем и жизнью для того, чтобы приносить другим добро. Помните и о границах отношений с участниками музыкальных занятий (3): оставляя взаимодействие с благополучателем в рамках терапевтических отношений, уважая их и своё личное пространство, волонтёр может принести не меньше, а больше пользы. Разумеется, волонтёр заранее должен ограничить и свои ожидания, не добиваться благодарности, признания, не создавать ореола героизма вокруг своей работы: ведь, как мы уже говорили, если музыкант-волонтёр пытается реализоваться за счёт благополучателя, то, вероятно, к настоящей волонтёрской работе он пока не готов.


Ранее мы говорили о том, как важно, если вы работаете в медицинском учреждении, не забывать о родственниках пациентов, включать их в свой круг заботы, в “территорию радости”. Не менее важно для волонтёра не забывать и о своих собственных родственниках, друзьях, рабочих обязанностях – о повседневных, простых отношениях и делах, без которых не обходится ни одна человеческая жизнь. Если музыкант-волонтёр работает на износ, в ущерб семейным отношениям, забывает друзей, перестаёт звонить родителям, давно уже не ходит в кино (в храм, к психотерапевту, в гости, на природу – нужное подчеркнуть), с отвращением выполняет поручения начальника, если ему не хватает денег на продукты и/или времени на сон, то, возможно, ему пора на время прекратить волонтёрскую работу (4) и позаботиться о своих близких и самом себе. “Надёжный тыл”: крепкие, доверительные отношения, относительно устойчивое социальное (в том числе материальное) положение, удовлетворённые базовые потребности (сон, еда, жильё), – это та система жизнеобеспечения, которая способствует эффективной и осознанной волонтёрской работе.

Верующий музыкант-волонтёр может спросить: а как же примеры великих святых? Не должны ли мы подражать их трудам и их самоотречению? Да, мы знаем о святых, самоотверженно, не оглядываясь на собственный комфорт, служивших ближним. Но весь и у них был источник, из которого черпали они cилы: усиленная молитва, особая благодать Божия. Дай Бог каждому из нас брать силы из этого источника, но и трезво оценивать свои дары и способности.


В завершение этой главы я хочу поделиться с вами списком простых идей для восстановления сил или быстрой “подзарядки”. Конечно, мы все разные: кому-то больше подойдёт один способ заботы о себе, кому-то – совсем другой. Я очень советую выбрать из списка, то, что подходит вам, и добавить свои идеи, а потом распечатать этот список и держать его в доступном месте (например, в папке с текстами песен или на стене над рабочим столом), чтобы он время от времени попадался вам на глаза.


Некоторые идеи для восстановления сил:



(1) Подробнее о супервизии можно прочитать в главе “Особые отношения: Супервизия”.
(2) О том, на что нужно обратить внимание, читайте в главе “Летающие тамбурины и другие опасности”.
(3) Глава “И выстраивание границ”.
(4) Как вариант, “нашедший себя” в волонтёрстве человек может устроиться работать в некоммерческую (благотворительную) организацию, а, возможно, и сменить профессию.



ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ --> КОДА. Продолжаем разговор