Выбор музыкальных инструментов



Когда я была студенткой и работала под руководством “настоящих”, профессиональных музыкальных терапевтов во время клинической практики, меня невероятно восхищали эти люди, обвешанные огромными звенящими и шуршащими сумками, большими гитарами, тележками с барабанами и бубнами. В длинных больничных и школьных коридорах они выглядели как волшебники, хранящие тайное знание о том, какой именно инструмент нужно добыть из недр большой сумки именно в этот момент, именно для этого человека, чтобы изменить его жизнь к лучшему прямо сейчас.

Когда я стала работать самостоятельно – часто в тех местах, где не было других музыкальных терапевтов и музыкальных инструментов, – я сама стала таким человеком. Оказалось, что у волшебства есть оборотная, “тёмная” сторона: боли в спине и в ногах, усталость (особенно если передвигаться по городу без машины), отрывающиеся лямки рюкзаков, теряющиеся и ломающиеся инструменты, инструменты, никогда не использующиеся и занимающие слишком много места, инструменты, из-за которых всегда происходят ссоры, слишком шумные инструменты и т.д., и т.п.. Постепенно я научилась подбирать инструменты для терапевтической работы с максимальной эффективностью, организовывать инструменты на рабочей тележке самым привлекательным для клиентов образом, составлять “походные” наборы инструментов для групповой и индивидуальной работы со взрослыми и детьми. Этими знаниями я хочу поделиться с вами сейчас. Большое влияние на меня оказала и книга музыкального терапевта Мерседес Павлицевич “Groups in Music. Strategies from Music Therapy” (1), которую я очень рекомендую прочитать всем, кто читает по-английски и практикует терапевтический подход к музыке в контексте групповых занятий.


Музыкальные инструменты могут быть покупные или самодельные. Среди преимуществ самодельных инструментов – их более низкая себестоимость (нередко используются повседневные материалы: крупа, камешки, зубочистки, резинки, картонные коробки, вёдра, баночки из-под йогурта, фольга), а также терапевтичность самого процесса изготовления такого инструмента (участник музыкального занятия получает возможность самовыражаться, выбирать, сосредоточиться на самом физическом аспекте работы – вырезании, прокалывании, раскрашивании и т.п.) и обладания им. Покупные инструменты, как правило, качественнее, безопаснее и обладают более объёмным звучанием. Они уже готовы к работе (можно начать музицировать сразу), их легко дезинфицировать. Что выбрать? Разные школы музыкальной терапии отвечают на этот вопрос по-разному. В конечном итоге, это зависит от ваших предпочтений, от особенностей той социо-медицинской группы с которой вы работаете, от бюджета, от правил учреждения, которому вы предоставляете свои волонтёрские услуги. Ничего плохого нет и в том, чтобы работать как с покупными, так и с самодельными инструментами одновременно.


Давайте, для начала, поговорим об инструментах ведущего. Это те инструменты, на которых играет музыкант-волонтёр, когда проводит занятие.

Мы уже говорили о том, почему гитара – наиболее предпочтительный инструмент ведущего (2). Поэтому я только ещё раз настоятельно порекомендую всем музыкантам-волонтёрам приобрести этот инструмент и освоить, хотя бы минимально, технику аккомпанемента на гитаре. Выбирая гитару для занятий, обратите внимание на её громкость: в большом помещении, в большой, шумной группе, звук быстро “гаснет”. Даже, если вам кажется, что вы играете достаточно громко, звук гитары может не достигать дальнего угла помещения. Попросите кого-нибудь послушать вас во время занятия. Каково соотношение громкости вашего голоса и гитары? Способен ли ваш гитарный аккомпанемент ритмически и динамически структурировать звуковое пространство? Иногда для того, чтобы гитара зазвучала громче, нужно всего лишь поменять струны (качественные, новые металлические струны звучат, как правило, громче всего). Иногда дело в самой гитаре: гитара большего размера, как правило, звучит громче, но перевозить её с места на место, конечно, неудобнее. Иногда нужно поработать над техникой звукоизвлечения. Многие музыкальные терапевты, проводя большие группы, требующие плотного звучания, играют исключительно медиатором.


Подобные же соображения применимы и к другим инструментам ведущего: клавишным, ручным барабанам, аккордеону, голосу. Старайтесь, чтобы уровень звука соответствовал атмосфере, в которой занятия проходят, а также целям и потребностям участников группы. Разумеется, слишком громкое звучание так же неприемлемо, как и слишком тихое. Например, в случаях, когда один из участников группы обладает повышенной чувствительностью к звуку или пациент в соседней палате больницы нуждается в покое, музыкант-волонтёр должен иметь возможностью снизить громкость своего инструмента, а, если это невозможно, переключиться на другой, более подходящий инструмент. Если других вариантов нет, пение акапелла (то есть без аккомпанемента) и телесная перкуссия почти всего могут стать удачным выходом из ситуации.




А сейчас давайте поговорим о том, какие инструменты можно предложить участникам занятий. Допустим, что у вас есть небольшой (или большой – тем лучше!) бюджет на покупку музыкальных инструментов. Что купить в первую очередь? Без чего можно обойтись?

Самое главное: покупайте качественные, прочные инструменты с хорошим звуком; такие, на каких вы сами бы играли с удовольствием. Работаете ли вы со взрослыми или с маленькими детьми, избегайте игрушечных, дёшево сделанных инструментов, пластмассовых барабанов, “глухих”, почти не звучащих, шейкеров, фальшивых ксилофонов. В чистом тоне, в глубоком звуке, в лёгкости звукоизвлечения заключается магия музыки, благодаря которой, в числе прочего, и возникает терапевтический эффект. Не экономьте. Купите меньшее количество инструментов, зато лучшего качества. Купив, используйте их некоторое время, поиграйте на них сами, присмотритесь и прислушайтесь к ним, обратите внимание на то, какие инструменты участники занятий предпочитают, а какие обходят вниманием; какие без проблем вписываются в вашу музыкальную среду, а какие – создают помехи, лишнее напряжение, суету и шум. Познакомившись таким образом с инструментами, можно докупить дополнительно наиболее подходящие вам инструменты, разнообразив их ассортимент по цвету, размеру, фирме-производителю. Не торопитесь: начните с “необходимого минимума” и постепенно, со временем, расширяйте набор инструментов. Так вы избежите лишних трат и разочарований.



Заранее примиритесь с тем, что любые принесённые вами в терапевтическое пространство инструменты могут быть повреждены или разрушены. Кто-то случайно наступил на флейту, кто-то слишком сильно ударил по барабану, и он порвался, кто-то упал или сел на гитару, и по ней прошла трещина, кто-то унёс с собой и потерял шейкер, который вы привезли из памятного путешествия в Африку… Здесь нет злого умысла. Просто такое случается, и нередко. Если вы не готовы расстаться с инструментом – не приносите его на терапевтические музыкальные занятия. Берегите дорогие вам инструменты для собственного использования, для самотерапии, для выступлений на сцене, если вы выступающий музыкант. Это нормально, и “жадность” здесь ни при чем. Хуже будет, если вы будете непрерывно тревожиться о дорогом вам инструменте во время занятий, вместо того, чтобы сосредоточить своё внимание на взаимодействии с группой.


Выбирайте инструменты, которые легко дезинфицировать, которые не испортятся от частого мытья, обработки спиртовыми растворами. Барабаны с пластиковыми мембранами (например, с покрытием FyberSkyn фирмы Remo) вместо кожаных, шейкеры из пластмассы, инструменты с прочным лакокрасочным покрытием, инструменты с минимумом тканевых, волоконных элементов (это ведь настоящая “губка” для всевозможных бактерий!) подойдут лучше всего.


На что ещё нужно обратить внимание, выбирая инструменты для терапевтических музыкальных занятий? Музыкальные инструменты так многообразны, что систематизировать их полностью трудно и, наверное, даже невозможно. Вот лишь некоторые из критериев, которыми можно руководствоваться при выборе:


Размер. Кто участвует в ваших занятиях: малыши, дети школьного возраста, подростки, взрослые? Многие инструменты производятся в нескольких размерах. Можно найти клаве “взрослого” и “детского” размера, большие и маленькие шейкеры и маракасы, рамочные барабаны и бубны разного диаметра, джембе разной высоты.

Вес. Инструменты различаются и по весу, причём вес и размер не всегда совпадают: относительно небольшие инструменты могут быть тяжёлыми (например, тамбурин с деревянной рамой), в то время как большие инструменты могут весить не так уж и много. Лёгкие инструменты пригодятся вам для работы с детьми, с людьми, страдающими спастикой, нейродегенеративными нарушениями; с пациентами, движения которых ограничены (например, капельницей). Вес тяжёлого инструмента будет приятно ощущать в руке взрослому человеку или подростку, долго находившемуся в слабой, зависимой позиции (в доме престарелых, ПНИ, ДДИ); постепенное увеличение веса инструмента может помочь в физической реабилитации пациента после операции или инсульта.

Цвет. Есть мнение, что яркие, разноцветные инструменты больше подходят детям, а однотонные, спокойного оттенка инструменты – взрослым. Однако, на практике, взрослые часто предпочитают броские – оранжевые, фиолетовые, салатовые, цветастые – инструменты (и очень им радуются!), а для детей с психоэмоциональными нарушениями (повышенной возбудимостью, аутизмом, тревожностью, оппозиционно-вызывающим расстройством) инструменты естественных, приглушенных тонов (например, из дерева, покрытого прозрачным лаком) нередко обладают “заземляющим”, успокаивающим эффектом.

Стационарные и переносные. В силу того, что музыкант-волонтёр лишь периодически посещает благополучателей, в работе он(а) будет использовать, вероятнее всего, переносные инструменты. О них мы, в основном, и будем говорить. К стационарным относятся такие крупные инструменты, как фортепиано, барабанная установка, виброфон, маримба. Их также можно использовать в терапевтическом музицировании, но нужно следить за тем, чтобы крупный инструмент не блокировал пространство между ведущим и группой, не нарушал его контакт с участниками (например, в ситуации, когда ведущий играет на пианино, повенувшись спиной к группе).

По типу звучания / способу звукоизвлечения (3). В идеале, в вашем наборе должны быть инструменты каждой из перечисленных здесь категорий. На практике, это не всегда осуществимо ввиду финансовых и логистических ограничений, а также соображений безопасности, связанных с разными типами учреждений. Исходите из вашей конкретной ситуации и выбирайте те инструменты, которые лучше всего подойдут именно для ваших занятий.

1) Перкуссионные инструменты с коротким звучанием неопределённой высоты: резким (кастаньеты, деревянная коробочка с твёрдой колотушкой, клаве), средним (например, ручной барабан с полумягкой войлочной колотушкой, деревянные ложки), мягким (бонги, конги, джембе, рамочные барабаны и т.п.. на которых играют руками или мягкими колотушками / щётками).
2) Перкуссионные инструменты с долгим звучанием неопределённой высоты: тарелки-цимбалы, cкребковые инструменты вроде гуиро, кабасы, деревянных лягушек, трещотки.
3) Перкуссионные инструменты с шуршащим звучанием: маракас, шейкер-яйцо, “дождик”, “шум океана” (ocean drum).
4) Перкуссионные инструменты со звенящим звучанием определённой высоты (треугольник, колокола, била, трубчатые колокольчики, глокеншпиль, ханг) и неопределённой высоты (бубен (тамбурин) (4), колокольчики, бубенцы).
5) Другие перкуссинные инструменты с определённой высотой звучания: ксилофон, маримба, глиняные барабаны (например, уду) и др..
6) Духовые инструменты: свистульки, блок-флейты, окарины, пан-флейты, губные гармошки, мелодика и т.п.. Духовые инструменты крайне сложно дезинфицировать, поэтому важно, чтобы духовые инструменты были индивидуальными, т.е. чтобы каждый инструмент мог использоваться только одним участником. В случае с мелодикой, можно пользоваться одним инструментом с индивидуальными насадками для каждого участника.
7) Клавишные (например, фортепиано) можно использовать в индивидуальной терапевтической работе или как инструмент ведущего.
8) Смычковые струнные инструменты: не слишком часто используются в “мейнстримовой” музыкальной терапии, но обладают огромным терапевтическим эффектом за счёт своих виброакустических свойств: скрипка, альт, виолончель, адаптированная кротта.
9) Щипковые струнные инструменты: гитара (в том числе адаптированная), укулеле, арфы разного размера и строя, гусли.
10) Электромузыкальные инструменты: синтезаторы, iPad и другие планшеты, звуковые кнопки, такие устройства, как SoundBeam.


Психомоторные навыки, необходимые для игры на инструменте. При выборе инструментов очень важно учитывать особенности каждого участника занятий, доступный ему диапазон движения, уровень нейро-мышечного контроля, развитость проприоцепции (ощущения своего тела в пространстве). Есть инструменты, требующие движения слева направо и справа налево (ксилофоны, фортепиано и т.п.) – игра на них может помочь людям с синдромом одностороннего пространственного игнорирования (т.е. “не замечающим” левую или правую сторону пространства; такое бывает после инсульта, черепно-мозговых травм, при неврологических нарушениях) постепенно восстановить полную картину пространства. Есть инструменты, требующие движения вверх (тарелка, до которой нужно дотянуться) или вниз (трубчатые колокольчики в руке ведущего, которые то и дело меняют своё положение в пространстве). Есть барабаны, на которых можно играть открытой ладонью, но можно использовать и колотушку (а её держат и ею нацеливаются почти так же, как ложкой!). Шейкер-маракас на ножке держать очень легко, это почти не требует сознательного усилия (за некоторыми исключениями), а чтобы держать шейкер-яйцо, нужно усилие отдельной группы мышц. Бывают и ситуативные (временные) ограничения, которые также нужно учитывать: например, диапазон движения пациента, лежащего в постели, заведомо ограничен. В этой ситуации, большой барабан или гитара вряд ли подойдут ему, а вот калимба или кабаса могут пригодиться.




Ещё раз скажу, что подходов к формированию набора терапевтических музыкальных инструментов – столько же, сколько музыкальных терапевтов в мире. Стандарта здесь нет. Есть лишь определённый образ мышления, который можно сформулировать примерно так: мы выбираем инструменты для работы, исходя из особенностей (возрастных, социокультурных, особенностей здоровья) и потребностей (терапевтических целей) наших клиентов, особенностей среды, в которой мы работаем, бюджета, логистики и соображений безопасности клиентов.

В конце этой главы я приведу список инструментов, которые, как мне представляется (5), могут составить базовый набор музыканта-волонтёра, работающего в российском учреждении социальной защиты или в больнице. А пока, в качестве примера, немного расскажу о своём личном подходе к выбору инструментов.

Большинство инструментов в моём собственном терапевтическом “арсенале” – это инструменты, на которых может играть почти любой человек – в том числе не имеющий музыкального слуха, никогда не державший музыкальных инструментов в руках или имеющий значительные физические ограничения. Среди особенно часто используемых инструментов – маракасы нескольких размеров и цветов, парные и непарные; шейкеры-яйца, различающиеся по цвету, тембру (некоторые звонче, некоторые глуше) и весу; браслеты с бубенцами и бубенцы на палке; кастаньеты (тяжёлые деревянные и пластмассовые – адаптированные, лёгкие); маленькие металлические цимбалы (сагаты); треугольник; палка-“дождик”; лёгкие рамочные барабаны разного размера и барабаны SoundShapes (6) (на которых можно играть руками или палочками), трубчатые колокольчики (подвешенные и зафиксированные на доске).

Как вы видите, большая часть этих инструментов - перкуссионные, неопределённой высоты, с отчётливым, но не резким звучанием: для того, чтобы произвести “хоть какой-нибудь” звук, нужно, в большинстве случаев, минимальное усилие; а каждый участник занятия может выбрать, хочет ли он звучать ярко или неприметно, в зависимости от степени уверенности в своих силах. Инструменты с определённым звучанием настроены, как правило, в пентатонику (7): таким образом, чтобы сыграть “не ту ноту” было, в принципе, невозможно. Как и многие мои коллеги, я использую подготовленные (препарированные, англ. “prepared”) инструменты: например, перенастроенные в ту же пентатонику гусли, арфы, калимбу; инструменты, настроенные в квинту; особым образом настроенную гитару. Например, “открытый строй”, DADGAD, позволяет участнику получить удовольствие от игры на гитаре даже в случае, если это его первое соприкосновение с инструментом (8).

Важно, что эти же инструменты обладают потенциалом зазвучать качественно иначе в руках человека, владеющего развитыми музыкальными навыками.


Как я уже говорила, терапевтические музыкальные инструменты обязательно должны быть качественными. Среди моих любимых брендов Hohner (духовые и перкуссия), Remo (рамочные барабаны, джембе), Nino (шейкеры, другая перкуссия), TreeWorks (трубочные колокольчики всех видов). Они отличаются качеством, хорошим звуком, прочностью и долговечностью. Моя любовь к этим брендам, однако, не помешала появлению в моей коллекции множества этнических инструментов из Африки, Азии, Южной Америки, Мексики, с Ближнего Востока и, конечно, из России. Некоторые из этих инструментов оказались не менее надёжными, чем “брендовые”, некоторые отличаются большей хрупкостью и требуют особенной заботы. И те, и другие играют очень важную роль: они привлекают своей необычностью, завораживают непривычным видом, тембром, строем.


Среди моей коллекции есть инструменты повседневные и инструменты особые, редкие, появляющиеся лишь изредка. На “особых” инструментах можно играть по очереди, иногда – только с помощью ведущего. Эти инструменты окружены историями, образами, волшебством – и поэтому как бы возвышают занятие над уровнем привычного, повседневного, делая даже само ожидание своей очереди посильным почти для любого участника. Среди таких инструментов – “шум океана”, африканская арфа агунду, большой-большой барабан, укулеле, виолончель.


При необходимости, я пользуюсь электронными инструментами: программой GarageBand, музыкальными приложениями на планшетах и даже смартфонах (например, виртуальные гусли или гитара позволяют музицировать даже тем, кому прикосновение к обычным струнным причиняет боль или даётся с трудом), плейлистами в Spotify и других музыкальных библиотеках, приложением YouTube, синтезаторами, пластмассовыми звуковыми кнопками, на которые можно записать 10 секунд звука (так, чтобы у невербального пациента появился “голос”). Однако, как правило, я прибегаю к этим средствам только в работе с клиентами, с которыми у меня уже сложились устойчивые терапевтические отношения, и только тогда, когда это напрямую соответствует терапевтическим целям в данный момент.

В заключение, признаюсь, что в мой личный набор инструментов для музыкальной терапии входят и не совсем музыкальные инструменты: большой шёлковый прозрачный платок для того, чтобы делать музыкальный “ветер”; маленькие полупрозрачные платочки разного цвета – чтобы играть в прятки и учить с малышами цвета; большой разноцветный парашют для игры в “карусели”; разноцветные пёрышки, осыпанные блёстками веточки, электронные свечи для загадывания желаний (да-да, и для взрослых тоже!), мягкие игрушки, книги, картинки, мыльные пузыри, а иногда – настоящие, предварительно вымытые овощи, живые цветы, жёлтые кленовые листья, шишки и т.д., и т.п. Основой занятий всегда остаётся музыка, но она всегда одновременно и связана с реальным, повседневным миром, и – чудесным образом преображает, переосмысливает его. Не бойтесь экспериментировать, включать фантазию, добавлять элементы игры в свои занятия, но, конечно, всегда помните о целях того, что вы делаете, и о правилах безопасности!





И ещё несколько слов. Инструменты, с которыми вы работаете регулярно, неизбежно оказывают влияние на ваш собственный стиль терапевтического музицирования. Вы учитесь “опираться” на определённый тип инструментального взаимодействия, так как хорошо представляете, чего можно ожидать. В этом есть и плюсы, и минусы. Вам приходиться меньше заботиться о деталях, вы можете сконцентрировать своё внимание на благополучателе, но, в то же время, есть опасность упустить важные изменения во взаимодействии, проигнорировать движение к терапевтическим целям, увлекшись привычным ходом упражнений.

Если у вас есть ощущение, что музыкальное взаимодействие с клиентом стало малоэффективным (“зашло в тупик”) или слишком предсказуемым, то имеет смысл изменить состав инструментов: добавить один-два новых инструмента или даже просто убрать на время какие-то из старых, привычных. Как это может помочь? Приведу пример.

Музыкант-волонтёр занимается в ПНИ с женской группой из трёх человек. У ведущего хороший контакт с группой, и даже самая боязливая девушка, которая редко выходит из своей комнаты, почти никогда не общается с соседями и персоналом, и отказывается носить любую одежду, кроме одного любимого застиранного халата, уже узнаёт волонтёра, улыбается, подпевает и каждый раз выбирает из предложенных инструментов свой любимый тамбурин. Она не выпускает его из рук до самого конца занятия, играет не в ритм, всегда в одинаковой громкостью, постоянно глядя при этом на свои руки. На предложения музыканта-волонтёра попробовать другой инструмент она всегда отвечает отказом: тамбурин – это её “зона комфорта”, из которой ей страшно выходить.

Представьте, что однажды музыкант-волонтёр “забывает” (отдаёт в ремонт и т.п.) тамбурин. Есть большая вероятность, что ему удастся уговорить “девушку с тамбурином” опробовать какой-то другой инструмент – сходный по структуре (например, рамочный барабан), по звуку (бубенцы) или совершенно новый (треугольник). Это позволит участнице занятия временно покиную зону комфорта, в то же время находясь в контейнированном, предсказуемом постранстве терапевтического взаимодействия. Разумеется, делать это можно лишь тогда, когда благополучатель (почти) готов к этому, когда уровень доверия между ним и музыкантом-волонтёром достаточно высок.

Варьируя используемые в работе музыкальные инструменты (в том числе, инструменты ведущего), музыкант-волонтёр развивает своё мастерство, приобретает многосторонний опыт.




(1) Mercedes Pavlicevic “Groups in Music. Strategies from Music Therapy” (Jessica Kingsley Publishers, 2003)
(2) Это, впрочем, не означает, что ведущий не может играть на джембе, аккордеоне, скрипке или фортепиано, петь или дирижировать тогда, когда этого требует ситуация.
(3) За основу этого раздела я взяла классификацию, приведённую Мерседес Павлицевиц (Pavlicevic, 2003) на странице 59, однако значительно расширила её за счёт инструментов, которыми пользуются в работе мои коллеги в США, Европе и России. Разумеется, что и в таком, дополненном, виде этот список не является исчерпывающим. Многие инструменты могут принадлежать к разным категориям; категоризация, приведённая здесь, не претендует на объективность и необходима лишь для облегчения работы музыканта-волонтёра по выбору инструментов.
(4) Впрочем, традиционно называемый тамбурином европейский инструмент – это, скорее, небольшой барабан.
(5) Исходя из моего опыта работы с музыкантами-волонтёрами в российских учреждениях социальной защиты.
(6) Эти плоские легкие барабаны фирма Remo стала выпускать относительно недавно, и они идеально подходят для терапевтической работы, особенно с детьми. Эти барабаны легкие, очень прочные, их просто дезинфицировать, ими практически невозможно пораниться (!). При этом они обладают хорошим звуком, а разнообразие форм и расцветок позволяет придумывать с ними игры, работать над академическими целями: например, изучать цвета и геометрические фигуры, учиться осуществлять выбор и т.п..
(7) Пентатоника – пятиступенная интервальная система, все звуки которой могут быть расположены по чистым квинтам и/или квартам; целотоновый звукоряд.
(8) В интернете есть много видеопримеров особой настройки инструментов (чтобы найти их, можно задать поиск по словам “prepared instruments”).



Приложение:

Сводная таблица “Рекомендуемый базовый набор терапевтических музыкальных инструментов музыканта-волонтёра” (раздел находится в разработке).




ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ--> Какие инструменты не подходят