Особые отношения: Супервизия



Работа музыканта-волонтёра редко оканчивается с окончанием музыкального занятия в больнице или социальном учреждении. Некоторое время – несколько часов, а иногда несколько дней – уходит на анализ прошедших занятий пост-фактум, на размышления о событиях, случившихся во время визита, на “разбор полётов”. Это естественный и очень важный процесс осмысления волонтёрского опыта, в рамках которого происходит “работа души”, наработка новых навыков, отказ от ошибочных, непродуктивных способов работы с благополучателями. Важно однако, чтобы этот процесс происходил в специально отведённых для этого пространстве и времени.

Для этого существует особый вид отношений – отношения супервизии. В отличие от отношений “волонтёр – благополучатель”, стороной, получающей поддержку, в отношениях супервизии становится сам волонтёр. В рамках этих отношений, волонтёр имеет возможность
Супервизия может осуществляться в индивидуальном контакте или в небольшой группе. Это могут быть как иерархические отношения, когда волонтёр встречается для супервизии с более опытным волонтёром (музыкальным терапевтом) или со специалистом, которому он формально подчиняется в рамках волонтёрской организации или структуры учреждения, так и эгалитарные, равнозначные отношения, когда супервизия (интервизия) происходит между коллегами-волонтёрами или терапевтами.


Отношения индивидуальной супервизии по форме в чем-то похожи на индивидуальную психотерапию, но важно помнить, что это отношения профессиональные, что основной темой общения здесь становится волонтёрский опыт терапевтического применения музыки и связанные с ним переживания, успехи, трудности, вопросы.

Разумеется, личная жизнь волонтёра, его реакция на происходящее вокруг, его физическое и психическое здоровье влияют на его работу, и это может и должно обсуждаться в супервизии. Например, зная, что один из родителей студента, супервизором которого я являюсь, перенёс онкологическое заболевание, я буду обращать особое внимание на возможные “триггеры” (психологические “раздражители”), с которыми студент может столкнуться, работая в отделении химиотерапии.

Точно так же и эмоциональные реакции личного характера, спровоцированные работой с благополучателями или отношениями с сотрудниками учреждения, должны и могут обсуждаться в супервизии: от этого напрямую зависит качество работы волонтёра в дальнейшем. Однако важно различать, например, некоторую неуверенность в себе и своих действиях, нормальную для музыканта-волонтёра, начинающего использовать музыку терапевтически в новом для себя контексте, и патологически заниженную самооценку, которая проявляется у человека в самых разных жизненных ситуациях. В первой ситуации, супервизор может подсказать какие-то стратегические решения для преодоления неуверености, ободрить волонтёра или даже просто напомнить ему о том, что это нормальные ощущения в новой ситуации и что со временем и с опытом эта неуверенность постепенно сойдёт на нет. Во втором случае, роль супервизора – выслушать и поддержать волонтёра и помочь ему найти дополнительные ресурсы для того, чтобы справиться с ситуацией (например, обратиться к психотерапевту).


Группа супервизии, как правило, бывает закрытой, то есть подразумевает ограниченный набор участников, которые соглашаются работать вместе в отношениях супервизии. Динамика отношений внутри группы, по определению, сложнее динамики отношений в индивидуальной супервизии. Важно, чтобы все участники чувствовали себя комфортно в группе, имели возможность высказаться и получали искреннюю, доброжелательную поддержку коллег. Наличие многих точек зрения позволяет увидеть обсуждаемую ситуацию в широкой перспективе, подумать вместе о многих способах решения проблемы. В то же время, не все вопросы, особенно вопросы неоднозначные и глубоко личные, удобно обсуждать в группе. Уровень доверия должен быть очень высоким.

То, как именно и в какой форме построено общение в отношениях супервизии, зависит от участников. Это может быть спонтанный, неформальный диалог (или полилог), обсуждение заранее составленного списка вопросов, дискуссия, ролевая игра, воркшоп, в рамках которого участники могут отработать какой-то определённый навык. Иногда, особенно в случаях, когда участникам необходимо осмыслить сложный душевный опыт, помогает экспрессивный подход: совместная музыкальная импровизация или написание песен, рисование, драматический этюд могут стать элементами супервизии наравне с проговариванием ситуации. В некоторых случаях, участники супервизии могут сопровождать друг друга, наблюдая за работой коллег в реальном времени, просматривать видеозаписи такой работы, прослушивать аудио.

Как я уже упоминала, основными темами супервизии становятся практический опыт музыканта-волонтёра и дальнейшее развитие его мастерства. В супервизии можно задавать вопросы, относящиеся к практике терапевтического применения музыки; можно обмениваться информацией о выборе и адаптации музыкального материала, подборе инструментов, обсуждать разные терапевтические техники. Кроме того, можно разбирать сложные или интересные случаи из практики, выплёскивать накопившиеся эмоции, просить совета или психологической поддержки, обсуждать затронувшие вас тексты и видео, имеющие отношение к вашей практике.

В самом начале отношений, когда состав участников супервизии ещё только определяется, важно, чтобы правила и границы совместной работы были проговорены и приняты всеми (лучше всего – в виде подписанного контракта). Основное правило, которое стоит иметь в виду: профессиональная этика предполагает, что обсуждаемые ситуации, личные переживания, мнения, информация о клиентах и другая специфическая информация не должна выноситься за пределы супервизии. Важно толерантное, бережное внимание участников друг к другу в рамках отношений супервизии, ответственное и серьёзное отношение к процессу общения. В группе коллег особенно важно, чтобы каждый привносил что-то своё, делился своими наблюдениями и наработками, не относился к супервизии “потребительски”, т.е. только получая и не отдавая ничего взамен.


За многими заботами волонтёра, нехваткой времени, усталостью, супервизия со временем легко может отойти на второй план. Чтобы избежать этого, лучше всего составить расписание супервизии на обозримое будущее и придерживаться его: например, ваша группа может встречаться в определённом месте во вторую пятницу каждого месяца в шесть часов вечера. Важно ограничить временными рамками как сами встречи (например, встреча всегда длится не больше 45 минут), так и отношения супервизии (например, вы договариваетесь с группой или наставником о супервизии в течение полугода; а через полгода каждая сторона решает, готова ли она продолжать эти отношения в той форме и на тех условиях, на которых они существуют в данное время).




Выбор наставника или коллег для супервизии – дело важное, не всегда простое и, во многом, интуитивное. Здесь нет магических формул и алгоритмов; больше всего вам помогут обыкновенный здравый смысл и ваше собственное “человеческое чутьё”. При выборе партнёров по супервизии стоит принять во внимание такие факторы, как профессиональная квалификация, специализация, опыт, взаимодействие темпераментов, манера общения, возраст, (не)совпадение расписаний, личная система ценностей и т.п.. И, пожалуй, самый главный критерий: после общения с подходящими вам коллегами или наставником в супервизии вы почувствуете прилив душевных сил, вдохновение и желание продолжать заниматься выбранным делом, несмотря на трудности и неудачи, развивать своё мастерство.

В отношениях супервизии, так же, как и в отношениях “волонтёр-благополучатель”, есть определённые границы, пусть и более гибкие
, но не менее важные. “Двойные отношения” (тесная дружба, родственные связи, совместные финансовые дела и т.п.) здесь недопустимы, потому что есть опасность потерять объективность, пожертвовать эффективностью супервизии в пользу личных отношений; и, наоборот, разногласия в супервизии могут сказаться на повседневном общении. Бывает, что супервизором становится начальник (или просто специалист, стоящий выше по “служебной лестнице”). Важно, чтобы участники отношений супервизии оставались автономными, самодостаточными, и, получая поддержку, не перекладывали на супервизора решение своих проблем, ответственность за свою деятельность и за благополучие своих подопечных.


Супервизия – это работа, непростая и требующая времени и душевных сил, требующая принятия ответственности за другого. Волонтёр или начинающий терапевт может спросить совета у более опытного коллеги, и не один раз, и это правильно и удобно. Большинство специалистов будут рады вам помочь. Однако, если вы рассчитываете на регулярную поддержку, то разумно будет спросить помогающего вам о возможности супервизии и обсудить, в том числе, и оплату этой услуги. Если вы не можете оплачивать регулярную супервизию, подумайте, нет ли других возможностей: ресурсы вашей волонтёрской организации? ресурсы учреждения, с которым вы работаете? краудфандинг? благотворительные организации сходного профиля? Помните и о том, что многие квалифицированные специалисты предлагают услуги супервизии бесплатно, pro bono – как правило, для волонтёров и благотворительных организаций. Однако, как правило, у этого предложения есть, как правило, временные ограничения (например, пять часов в месяц) и что есть те, кому эти бесплатные услуги могут быть нужнее. Не бойтесь спрашивать, ищите возможности учиться и расти, но будьте честны. Уважайте труд своих коллег.


Конечно, предпочтительно, чтобы супервизия проходила в очном контакте, лицом к лицу. Мы многое можем “прочитать” по тому, как выглядит человек, как он двигается, как и сколько он молчит, куда направлен его взгляд. Чувствовать друг друга – очень важно в супервизии. Да и просто присутствие другого, понимающего человека рядом часто оказывается целебно для нас. Об этом нельзя забывать. Однако, бывают ситуации, когда возможности для очной супервизии отсутствуют. В этом случае, выходом может стать дистанционная супервизия: по телефону, по скайпу, в некоторых случаях – по электронной почте или в закрытых группах в социальных сетях. Важно, чтобы при этом участники супервизии имели возможность сконцентрироваться на общении друг с другом так же, как и при очной встрече; чтобы отношение друг к другу было таким же уважительным, как и при личном общении; не нарушалась рабочая этика. С большой осторожностью при дистанционной супервизии нужно делиться информацией об участниках занятий; учреждениях, в которых вы работаете; своих негативных впечатлениях. Изменяйте имена и названия, общайтесь в рамках супервизии только с теми, кого вы лично знаете, кому абсолютно доверяете и в чьей компетенции не сомневаетесь; защищайте документы, аккаунты, группы, переписку паролями. Помните, что всё это важно для безопасности и благополучия ваших клиентов!



Супервизия – это существенный элемент волонтёрской деятельности, совершенно необходимый для профилактики выгорания, для эмоциональной подзарядки, развития мастерства и периодической проверки психологического благополучия добровольца. Не пренебрегайте возможностью получить эту поддержку, активно ищите супервизии. Это принесёт огромную пользу не только вам самим, но и всем участникам ваших музыкальных занятий.




ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ--> Территория радости