Несколько слов о том, как выбирать слова



Прежде, чем продолжить разговор о музыке, я бы хотела поговорить с вами о словах, и начать этот разговор я хотела бы с вопроса:

ПОЧЕМУ ВЫ РЕШИЛИ СТАТЬ ВОЛОНТЁРОМ?

В первой части ты книги мы обсуждали, что такое волонтёрство, что мотивирует людей бескорыстно отдавать свое время и силы другим. Если Вы читаете эту книгу, то, скорее всего, Вы уже являетесь или собираетесь стать волонтёром в медицинском или социальном учреждении в России. Чем был определен Ваш выбор?
Почему своё свободное время Вы проводите в доме престарелых, в детском доме, в хосписе, в больнице? Пожалуйста, потратьте несколько минут на то, чтобы сформулировать для себя ответ на этот вопрос перед тем, как продолжить чтение. Это очень важно.


Упражнение №1:
“ПОЧЕМУ Я РЕШИЛ(А) СТАТЬ ВОЛОНТЁРОМ?”
Назовите пять главных причин (личных, социальных, политических: любых), которые мотивируют Вас в Вашей волонтёрской работе. Запишите их в порядке приоритетов. Если есть возможность, обсудите результат с другими волонтёрами.

1. .................................
2. .................................
3. .................................
4. .................................
5. .................................


Природа деятельности музыканта-волонтёра такова, что чаще всего ему приходится работать с самыми незащищёнными слоями населения: с сиротами, с людьми с особыми нуждами, со стариками, с теми, кто находится в реабилитации, с тяжело больными детьми и взрослыми. Отношение нашего общества к этим людям неоднозначно. Кто-то старается избегать любых упоминаний о детских домах и онкологических больницах, как бы боясь “заразиться несчастьем”; кто-то жалеет “убогих” издалека; кто-то, в силу разных мотивов, жертвует деньги и вещи в благотворительные фонды; кому-то просто всё равно. Так или иначе, граница между “здоровыми” и “инвалидами”, “нормальными” и “иными” почти всегда ощутима и редко преодолима. Проходит эта граница по проходным детских домов, порогам домов-пансионатов для стариков, лестничным клеткам в жилых домах людей с ограниченными возможностями передвижения, по больничным коридорам…

Выйти из этого ограниченного, предписанного им пространства – это непростое дело, а порой и настоящий подвиг для “иных”. В подъездах жилых домов, в театрах, в магазинах, в школах не хватает пандусов, на тротуарах – грамотно уложенной тактильной плити, в метро – лифтов, в автобусах – специальных подъёмников, на детских площадках – специально оборудованных качелей. Городская среда, относительно неплохо приспособленная для проживания здоровых, взрослых, материально успешных бездетных людей, оказывается настоящим испытанием для тех, кто нуждается в дополнительной поддержке. Для этого даже не обязательно сильно болеть: спросите у любой молодой мамочки, легко ли ей с малышом добираться от своего дома до районной поликлиники, если у неё нет машины.


Мы все об этом знаем. В последнее время стало принято говорить об инклюзии, о социализации людей с ограниченными возможностями здоровья, об адаптации инвалидов в обществе, об интеграции выпускников интернатов. Это всё необходимо и очень важно. Но не менее важен и встречный процесс – процесс адаптации общества к его “особым” членам. Вы, как волонтёр в социальной сфере, скорее всего, уже начали этот процесс адаптации, уже преодолели ту границу, о которой мы говорили выше. Вы перестали бояться “инакости” тех, к кому приходите. Вы больше не задерживаете подолгу взгляд на изъянах, а просто общаетесь, просто помогаете, просто рядом. Вы учитесь смотреть сквозь различия. Но вы не общественный деятель, не председатель фонда, не депутат, даже не учитель. Что ещё можете вы сделать для того, чтобы культура общества в отношении социально незащищённых граждан изменилась к лучшему? Очень многое, нужно только найти правильные слова.

В лингвистике есть такое понятие: языковая картина мира. Мы воспринимаем мир вокруг нас через призму слов и грамматических конструкций, которыми мы пользуемся. Когда меняется словарь, меняется и языковая картина мира, меняется и отношение к реалиям, описываемым языком. Давайте договоримся, что рядом с нами живут не "умственно отсталые дети", а "альтернативно одарённые дети” (в крайнем случае – дети “с задержками в развитии"); не "инвалиды", а "люди с ограниченными возможностями" или, лучше, "люди с особыми потребностями"; не “сумасшедшие”, а “люди, страдающее психиатрическими заболеваниями”. “Человек с синдромом Дауна” звучит лучше, чем “даун”; “девочка с аутистическим расстройством” звучит лучше, чем “аутистка”; слова “специальное образование” или “лечебная педагогика” звучат менее угрожающе, чем “дефектология” или “коррекционная педагогика”; “дети, требующие особого педагогического подхода”, - это лучше, чем “необучаемые” дети.

По поводу корректных, вежливых наименований не всегда есть однозначное мнение. Например: “Старик”? “Пожилой”? “Человек преклонного возраста”? “Пенсионер”? – какие из этих слов прозвучат обидно, а какие нейтрально? Скорее всего, от разных людей вы услышите разные ответы. К сожалению, обидно звучат и многие закреплённые в медицинских словарях термины. Но наше чуткое, сознательное внимание к словам, которые произносим мы, способно эту ситуацию постепенно изменить. Нужно только немного терпения и практики.



Упражнение №2:
“ИНТЕРВЬЮ”
Представьте, что Вы даёте интервью репортёру районной газеты. Вас просят кратко рассказать о Вашей волонтёрской деятельности: где Вы работаете, с кем, как? Почему Вы выбрали именно эту сферу волонтёрства? Какие у вас планы и надежды? Подумайте, как правильно подобрать слова для того, чтобы передать читателям газеты бережное, уважительное отношение к тем людям, с которыми Вы работаете.


ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ --> Не нужно жалеть, нужно помогать