Музыкальный терапевт: история профессии


Со времени возникновения первых известных нам цивилизаций, музыка занимала важное место как в “рациональной” медицине, так и в мистических и религиозных целительных ритуалах. В Древнем Египте врачи широко применяли в своей практике “гимнотерапию”. Музыка считалась действенным средством от душевных расстройств, под музыку принимались роды. Древнеегипетские музыканты-целители пользовались привилегированным положением, наравне с врачами-священниками. В Ветхом Завете мы находим свидетельство о том, что страдавший, по всей вероятности, эпилепсией царь Саул получал облегчение, слушая игру Давида на арфе. В Древней Греции существовали специальные святилища и храмы, где также служили музыканты, лечившие психические расстройства при помощи музыкальных гимнов. Аристотель отмечал воспитательное и очистительное действие музыки. Пифагор рекомендовал своим ученикам заниматься музыкой, как душевной гимнастикой, укрепляющей душу и предотвращающей её расстройство. Современник Цицерона Асклепиад рекомендовал использовать лёгкую фригийскую музыку для облегчения страданий депрессивных больных и протяжную музыку для профилактики маниакальных состояний. Американские индейцы использовали звуки барабанов в целительных ритуалах.





Раннехристианский философ Боэций (480-524) считал, что в музыке, как в зеркале, отражается космическая гармония (musica mundana). Музыка, которую можно услышать (musica instrumentalis), способна производить благотворное или губительное воздействие на физическое и психическое здоровье человека (musica humana), в зависимости от степени соответствия “инструментальной музыки” высшей гармонии мироустройства. “Музыка – это часть нас, и она либо облагораживает, либо разрушает нас”, - пишет Боэций в своём трактате “De institutione musica”.

В Средневековье религиозные хоралы считались дественным средством при респираторных заболеваниях. В XVII в. Кирхер предположил, что черты характера каждого человека связаны с соответствующими музыкальными предпочтениями: депрессивный больной скорее отзовётся на меланхоличную музыку, в то время как на пациента-холерика сильнейшее воздействие окажет весёлая танцевальная музыка. Таким образом, для лечения нужно выбирать стиль музыки, наиболее подходящий для каждого отдельного пациента.

На Руси популярным “музыкотерапевтическим” средством была колоколотерапия. Выдающийся русский собиратель фольклора А.Афанасьев пишет: "В народе верят, что лучшим лечебным средством от головных болей и боли в руках является колокольный звон. Очень полезно от этих недугов собственноручно звонить в колокола, особенно на святой неделе". Интерес к колоколотерапии возродился в России в настоящее время (в частности, в она применяется для лечения раковых заболеваний), но точных экспериментальных данных о воздействии колокольного звона на иммунную систему и психику человека пока не опубликовано.


Музыка и медицина в XVIII и XIX веке


В 1787 года американский “Columbian Magazine” опубликовал анонимную статью под заголовком “Музыка в её физическом аспекте” (“Music Phisically Considered”). Базируясь на идеях Декарта, автор статьи утверждал, в частности, что психическое состояние человека напрямую связано с его физическим здоровьем. Таким образом, то влияние, которое музыка способна оказывать на эмоции человека, делает её действенным терапевтическим средством. Этот же автор утверждает, что лечение музыкой может осуществлять не любой желающий, а только обученный этому специалист. Данные принципы музыкальной терапии остаются актуальными и по сей день.

Примерно в это же время появилась публикация под затейливым названием “Чудесное исцеление от горячки посредством музыки: проверенный факт” (“Remerkable Cure of A Fever by Music: an Attested Fact”; 1796, “New York Weekly Magazine”). Учитель музыки, француз, пролежав в тяжёлой горячке две недели, потребовал, чтобы в его присутствии игралась музыка. Во время этого концерта симптомы болезни исчезли, но они немедленно возобновились, как только музыка прекратилась. Было решено исполнять музыку постоянно в часы бодрствования больного, и через две недели пациент был уже полностью здоров.

Эдвин Атли, студент Университета Пенсильвании (США), защитил в 1804 году диссертацию под названием “Вводное эссе о влиянии музыки на лечение болезней” (“An Inaugural Essay on the Influence of Music in the Cure of Diseases”). Целью диссертации было: “Рассмотреть эффект, производимый на психику особой организацией звуков, называемой музыкой, которая, как мы надеемся показать, имеет огромное влияние на психику и, соответственно, на тело”. В диссертации анализировалась спобность музыки пробуждать и поддерживать различные эмоциональные состояния, описывалось позицивное влияние музыки на течение разного рода психических и физических болезней. В заключение Атли приводит три случая из собственной практики, когда при помощи музыки ему удалось излечить больных (в одном из случаев он посоветовал пациенту возобновить регулярную игру на флейте, несмотря на болезнь).

Сэмюэль Мэтьюз, студент того же Университета, в 1806 году написал диссертацию под названием “Об использовании музыки для излечения и облегчения болезней” (“On the Effects of Music in Curing and Palliating Diseases”). Среди прочего, для исцеления депрессии он рекомендовал использовать музыку, подходящую по настроению к эмоциональному состоянию пациента (“изометрический принцип” в современной музыкотерапии) , поскольку “соблюдая осторожность, мы сможем постепенно изменять тон музыки – от такого, который представляется уместным в состоянии депрессии, к более жизнерадостному”.

Вышеупомянутые диссертации были весьма похожи друг на друга и по оформлению, и по содержанию, и обе изобиловали ссылками на профессора пенсильванского университета врача-психиатра Бенджамина Раша, который был ярым сторонником использования музыки для лечения психических заболеваний.





В 1840-1841 годах в “Музыкальном Журнале” (“Musical Magazine”, США) появилось целых три анонимных статьи, озаглавленных “Целебная сила музыки” (“Medical Powers of Music”). В 1894 году вышла в свет статья врача Джеймса Уиттэйкера “Музыка как лекарство” (“Music as a Medicine”). Ссылаясь на многочисленные европейские и американские источники, Уиттэйкер приходил к выводу, что музыка наиболее эффективна для лечения лёгких форм душевного расстройства, тогда как в случае физиологических нарушений и тяжёлых психических расстройств её воздействие не приводит к желаемому долговременному результату.

В 1878 году в ежемесячном журнале о медицине штата Вирджиния (“Virginia Medical Monthly”) была опубликована статья Лэндона Б. Эдвардса под названием “Музыка как лекарство для рассудка” (“Music as a Mind Medicine”). В статье описывалась серия экспериментов, проведённых в нью-йоркском “жёлтом доме” для бедных (Blackwell’s Island). В комиссию входили знаменитый пианист Джон Нельсон Паттисон, заведующий Благотворительной организацией города Нью-Йорк Уильям Бреннан, несколько врачей и представители властей города Нью-Йорк. В эксперименте принимало участие большое количество профессиональных музыкантов. Целью эксперимента было описать реакции психически больных пациентов на “живую” (вокальную и инструментальную) музыку. После того, как музыка была исполнена для большой группы пациентов одновременно, было дополнительно проведено ещё девять индивидуальных сеансов. Во время исполнения музыки доктора измеряли физиологические показатели и записывали свои наблюдения над пациентами. Это был первый в истории официальный эксперимент по использованию музыки для лечения душевнобольных.


XX век: рождение профессии


В двадцатом веке музыкальная терапия получила ещё большее распространение. Появлялось всё большее количество исследований об эффективности музыки в медицине, в популярной прессе публиковались статьи о воздействии музыки на пациентов. Инициативные группы музыкантов и энтузиасты-одиночки практиковали в больницах, доктора наблюдали за их работой и описывали случаи успешной терапии. После Первой и Второй мировых войн многие профессиональные музыканты и музыканты-любители стали посещать госпитали, чтобы облегчить страдания ветеранов своей игрой и пением. Не только эмоциональное, но и физическое состояние пациентов видимо улучшалось от этого, и вскоре доктора и медсёстры стали всё чаще приходить к начальникам госпиталей с просьбой зачислить музыкантов в штат. Очевидным стало и то, что для эффективной работы этим музыкантам нужно специальное образование.

В США Ива Весселиус (Eva Vescelius) начала публиковать журнал "Музыка и здоровье" (три номера вышли в 1913 году). В своей книге "Музыка и медицина" она пишет о древних истоках лечения музыкой и о современных ей исследованиях. Она же открыла первые курсы по "музыкотерапии", так как считала, что музыкантам необходимо освоить терапевтические навыки прежде чем работать с пациентами.

Англичанка Маргарет Андертон (Margaret Anderton) занималась музыкальной терапией с канадскими солдатами, получившими физические увечья и психические травмы во время Первой мировой войны. В 1919 году, в Колумбийском Университете г.Нью-Йорка, она преподавала курс музыкальной терапии, который готовил музыкантов к терапевтической работе в больницах. Целью этого курса было "ознакомить слушателей с психофизиологическим действием музыки и обучить практическим навыкам терапевтической работы под медицинским контролем". Иза Мод Илсен (Isa Maud Ilsen), музыкант и медсестра, преподавала музыкотерапию совместно с Маргарет Андерсон. В 1926 она основала Национальную Ассоциацию Музыки в Больницах. Она использовала музыку для облегчения физической боли пациентов, в том числе во время и после хирургических операций.



Другая последовательница Ивы Весселиус, Харриет Эйр Сеймур (Harriet Ayer Seymour) опубликовала в 1920 году руководство для начинающих музыкальных терапевтов под названием "Как музыка может помочь вам". Они исследовала эффективность различных типов музыки при лечении физических и психических заболеваний и руководила музыкальными программами в нескольких больницах и тюрьмах Нью-Йорка. В 1941 году она основала Национальную Организацию Музыкальной Терапии, а в 1944 году опубликовала первый методический курс по музыкальной терапии, по которому в течение четырех лет (1941 - 1944) обучалось около 500 студентов.

В 1944 году в Мичиганском Университете был набран первый курс студентов – музыкальных терапевтов. Примерно в то же время открылся набор на факультеты музыкальной терапии в Канзасском Университете, Музыкальном Колледже Чикаго, Колледже Альверно и других вузов. Декан музыкального отделения Канзасского Университета, "отец музыкальной терапии" E. Тайер Гастон (E. Thayer Gaston) основал первую клиническую интернатуру и первую магистратуру по музыкальной терапии.


Современная музыкальная терапия


На сегодняшний день в мире существует более ста вузов, которые подготавливают музыкальных терапевтов – бакалавров, магистров, докторов. Во многих странах есть профессиональные организации музыкальных терапевтов и введена обязательная сертификация. Ведётся активная исследовательская работа с разными группами пациентов. Штатные музыкальные терапевты работают в больницах, хосписах, отделениях неврологической реабилитации, школах, психиатрических лечебницах, учреждениях с квалифицированным сестринским уходом. Во многих случаях, стоимость услуг музыкального терапевта покрывается медицинской страховкой.

Узнать больше о музыкотерапевтической работе с разными группами населения.